понедельник, 29 февраля 2016 г.

Развилки истории



          В далекие советские времена меня учили, что личность в истории ничего не значит, имеют значение движения масс и предопределенность исторического процесса. Мол, чему быть, тому не миновать.
          Однако, Рэй Брэдбери писал, скажем, про бабочку, которая «крылышками бяк- бяк- бяк- бяк», и поменялся ход истории… И, хотя, как принято говорить, история не имеет сослагательного наклонения, историки-альтернативщики пишут на тему, а что было бы если… То есть, типо, на бэйсике или другом языке программирования «if-go to»… Рассказывали, когда-то давно один большой начальник читал последние два слова «жэ ноль- тэ ноль»…
          Взять, к примеру, Ватерлоо. Если бы Груши пошел на соединение с Наполеоном, а Блюхер, напротив, задержался, в результате был бы разгромлен Веллингтон. «Милорд глупый», как его назвал Некрасов, хотя глупым тот вовсе не был.
          Полагают, что, даже победив при Ватерлоо, одолеть всю Европу Наполеон не смог бы все равно, подтянулись бы и Австрия, и Россия. Людские ресурсы объединенной Европы были куда больше. Но…
           А вдруг… Вот что надиктовал сам свергнутый император на острове Святой Елены:
           «Это было для великой цели, для конца случайностей и начала спокойствия. Новый горизонт, новые труды открывались бы, полные благосостояния и благоденствия всех…
           …Удовлетворенный и везде спокойный, я бы тоже имел свой [Венский] конгресс и свой Священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В собрании государей мы обсуждали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином…
             …Европа скоро составила бы один народ, и всякий, путешествуя, находился бы всегда в общей родине. Я собирался создать такую Европу, в которой граждане имели бы одну национальность и могли перемещаться из одного конца в другой с одним паспортом…
            …Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей…
            …Вернувшись во Францию, я провозгласил бы ее границы неизменными, всякое новое распространение — антинациональным. Мое диктаторство кончилось бы, а началось бы конституционное правление».
           То есть. Речь идет фактически о Евросоюзе, то, к чему Европа пришла в конце двадцатого века. Правда, управление Наполеон мыслил не демократическим, а скорее меритократическим, то есть властью просвещенных авторитарных правителей.
          Ключевое слово- просвещенных. Сингапур при не демократической власти (и либеральной экономике!) стал тем, чем он стал, именно благодаря просвещенному авторитаризму Ли Куан Ю и единомышленников, кого он сам называл людьми с британским буржуазным образованием.
          Жаль, в России нет с таким. А те, кто оное получает, обратно не возвращается. Да его тут и не ждут. На фига России «британское», у нас «особый путь», мы не Сингапур…
         А вот, что писал о Ватерлоо Герцен, которого разбудили декабристы…
         «…Но декабристы разбудили Герцена.
Он недоспал. Отсюда всё пошло.
И, ошалев от их поступка дерзкого,
Он поднял страшный на весь мир трезвон.
Чем разбудил случайно Чернышевского,
Не зная сам, что этим сделал он
…» (Наум Коржавин)
          Слова Герцена: «Как им не радоваться! Они только что своротили историю с большой дороги по самую ступицу в грязь, и в такую грязь, из которой ее в полвека не вытащить». Это о победителях Ватерлоо.
          Победи под Ватерлоо Наполеон, даже, если бы сохранил после этого статус кво- свою власть во Франции, не вмешиваясь в европейские дела. Хотя крепостное право в Пруссии и Польше к тому времени отменил именно он. Все равно мы имели бы другую Европу.
          Очень был возможен союз с США, Джефферсон, например, был явным франкофилом. А союз двух таких государств- это во многом и другой порядок на планете.
           И не возникла бы в центре Европы объединившаяся вокруг Пруссии милитаристская Германия. Ведь именно с франко- прусской войны 1870 года началось создание германского милитаризма, приведшего к двум мировым войнам двадцатого века.
           Ну, и…
           А я вообще не о Франции. О России. И более близком времени.
           So… А если бы в 1985 году
           ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

2 комментария:

  1. "Если бы Груши пошел на соединение с Наполеоном, а Блюхер, напротив, задержался, в результате был бы разгромлен Веллингтон. «Милорд глупый», как его назвал Некрасов, хотя глупым тот вовсе не был."

    Виктор, мне кажется тут некоторая путаница. У Некрасова сказано:

    Когда мужик не Блюхера
    И не милорда глупого —
    Белинского и Гоголя
    С базара понесёт?

    То есть Блюхер, который участник Ватерлоо - это один персонаж.
    А "глупый милорд" - совсем другой.
    Под глупым милордом имеется в виду творение Комарова "Повесть о приключении английского милорда Георга и т.д...". Такая лубочная книжка с картинками.
    Кстати, Блюхер в этом случае выступает в виде портрета с саблей при полном параде.
    Крестьяне вешали эти картинки на стену для украшения изб, а Некрасов мечтал о том времени, когда избы украсятся портретами "Белинского и Гоголя".
    Увы, оные не висят и по сию пору...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Возможно.
      Но мне известна версия, что наряду с Блюхером продавались картинки Веллингтона, и его тоже покупали...

      Удалить