пятница, 29 сентября 2017 г.

Пара слов о толерантности



      Живу я, как вы понимаете, довольно давно. Застал времена, когда нам журналисты- международники из телевизора рассказывали, что в Америке негры недоедают («Пусть присылают- доедим»,- отзывались савецкие граждане) и какая гадость эти (!) виски
     И в те годы существовала статья 121 УК РСФСР за мужеложство до пяти лет, а с применением насилия до восьми. То есть пять лет, ежели по взаимному согласию. Заметим, про женоложство ничего не говорилось. Да и термина такого не было.
     Поскольку с шестидесятого года я жил в рабочем пригороде Ленинграда, где с творческой интеллигенцией была напряжёнка, то ни про какой гомосексуализм и не слышал. Впрочем, значение слова «пидарас», которым Никита Сергеич Немихалков назвал представителей вышеупомянутой интеллигенции, мне было знакомо.
     В общем, как-то мне долгие годы было совершенно фиолетово, какая у кого половая ориентация. Сегодня фиолетово аналогично, но тема на слуху, часто муссируется в Интернете, да и в зомбоящике, говорят тоже, только я его не смотрю.
     «Человек ты или ангел,
Или нильский крокодил,
Мне плевать, в каком ты ранге,
Лишь бы в гости не ходил…»
(Вадим Шефнер)
     Сам я гетеросексуален, и мысль о половом контакте с лицом одного со мной пола мне, скажем так, несколько неприятна. При этом замечу, мне столь же неприятна мысль о таком же контакте с большим числом женщин, которые меня сексуально не привлекают. И это не только в нынешнем моём пожилом возрасте, а и во времена юности, когда в теории должно было хотеться вы##ать всё, что шевелится, а что не шевелится, расшевелить и вы##ать.
     Но вот сегодня, когда статьи за гомосексуализм больше нет, патриотическая тусовка кипит и катит бочку на «загнивающую» Европу, которая «загнивает» уж лет двести,
и по ней чуть меньше двухсот лет (с 1848 года) «бродит призрак коммунизма». Мол, вы представляете, в Европе геи…
     Ну, представляю, ну, и что с того? Меня сие никак не е#ёт. Люди бывают разные. Гомосексуалисты, футболисты, велосипедисты, шахматисты, экскаваторщики, проститутки, президенты, буддисты, православные…     
     Каждый имеет право заниматься, чем пожелает. Хочет отдавать деньги одетым в женское платье бородатым мужчинам с большими животами, оказывающим якобы магические услуги от имени неизвестно где обитающего мифического существа, состоящего одновременно из двух близких родственников мужского пола и чего-то там от них исходящего- пусть отдаёт. Личное дело.
     Но почему-то, если люди отдают деньги упомянутым бородатым мужчинам, стоят сутками в очереди, чтобы посмотреть на кости жившего почти две тысячи лет назад человека, по совместительству являющегося рекламным символом Кока Колы, это для большинства нормально и приемлемо.
     А если два взрослых человека по взаимному согласию вступают в половую связь, устраивающих обоих способом, то это напрягает патриотическую тусовку. Господа патриоты: «А почему вас это е#ёт?».
     Может к психотерапевту обратиться. Ну, придти и спросить: «Доктор, почему меня это е#ёт? Почему я испытываю к отличающимся от меня людям такую «сильную личную неприязнь, что даже кушать не могу»©». Вот к велосипедистам, фрезеровщикам, крановщицам, операторам машинного доения неприязни нет, а к гомосексуалистам есть. Пусть доктор поможет разобраться.
     Да, так вот к вопросу, что живу я давно. В конце шестидесятых начал заниматься лёгкой атлетикой. А стадион находился от дома примерно в трёх километрах. От нового же района, где семья моих родителей получила двухкомнатную хрущёвку до автобусной остановки около километра. И автобус раз в полчаса, не как сейчас маршрутки одна за одной. То есть, на автобусе до стадиона около часа.
     И я стал бегать туда и обратно бегом. Народ на улице крутил пальцем у виска, вопрос: «Динамо» бежит?» задавался постоянно. Знакомые, уже в восьмидесятые бегавшие по Крестовскому острову, рассказывали, стоял какой-то старый хрен у моста, крестил их, когда мимо пробегали (они по кругу бегали) и говорил: «Работать надо, мальчики».
      Знакомые справлялись у моей мамы о моём психическом здоровье… Потом журналист Гилмор и тренер Лидьярд, как-то сказавший «Лучше пить, курить и бегать, чем не пить, не курить и не бегать», написали книжку «Бег ради жизни», её перевели на русский язык, появился термин «трусцой от инфаркта»…
     В общем, сегодня бегущий по улице человек не привлекает ни чьего внимания.
     Ещё замечу. В СССР люди не ходили по улице в шортах. Вот в Европе ходили. Даже в «странах социалистического лагеря».
     Тут я на улице небольшого венгерского городка Пакш в 1984 году во время командировки на АЭС. Сейчас летом в тёплую погоду хожу в шортах. В том числе по центру Санкт-Петербурга. Слышал о какой-то промилоновской инициативе о введении дресс-кода на улицах городов, но пока ещё до реальности не дошло. Хотя в нынешнее время всё может статься…
      Так я к чему. Какие-то полвека назад граждане страны советов считали девиацией бегущего по улице человека. Потом ничего, привыкли. Бегущий человек не бегущего бежать не заставляет. Также, как гомосексуал не заставляет гетеросексуала вступать с ним в интимные отношения. А не заставляет- так пусть делает, чего хочет.
      И. К вопросу, кого я предпочёл бы иметь соседом по подъезду, лестничной площадке. Молодого человека, что выше на фотографии с разноцветным флагом или этих:
     Для меня ответ однозначен: того, который с флагом. Срать в подъезде он точно не станет, опухшие «синяки» к нему в гости ходить не будут.
     А если он у себя в квартире под негромкую музыку и сухое вино с кем-то трахается, то мне-то какое дело. С лицом противоположного пола, своего, с кенгуру, жирафой, выхлопной трубой автомобиля… Личное дело…
     Ну, и. Никогда не целовался с мужиками в губы. И мысля об этом для меня неприятна, однако…
Беллетристика от Razdolbaeff`a
История от Razdolbaeff`a 

Комментариев нет:

Отправить комментарий