воскресенье, 13 сентября 2015 г.

О положительных образах в фильмах Балабанова


         «Если шутка прячется за серьёзное — это ирония; если серьёзное за шутку— юмор».
(Артур Шопенгауэр)

             «Юмор — один из элементов гения»
(Иоганн Вольфганг Гете)

             «Не будь у меня чувства юмора, я давно бы покончил с собой» (Махатма Ганди)

        В 2001 году, когда Путин был молодым и вполне вменяемым президентом, а цены на нефть вдруг после стольких лет застоя резко пошли в рост, при том экономический блок власти ещё составляли люди либеральных экономических воззрений, что давало надежды, к сожалению несбывшиеся, на экономический ренессанс России, «Комсомольская правда» провела рекламную кампанию со слоганом «Путин- наш президент, Данила- наш брат, Плисецкая- наша легенда, «Комсомольская правда- наша газета».
         Не знаю, давали ли Путин и Плисецкая согласие на размещение своего изображения в рекламе. Кандидата искусствоведения, защитившегося по теме «Архитектура в венецианской живописи эпохи Возрождения», Сергея Бодрова, видимо, никто и не спрашивал. Да и то, было бы странно идентифицировать человека, говорившего:
        «Вот приезжаешь в какой-нибудь город. Что обычно об этом городе знаешь? Что там есть центральная площадь, какие-то магазины… А я знаю, что там в музее есть одна картина, у которой ты можешь целый день провести. И этот день прибавляется к твоей жизни»,  
        с малограмотным, отмороженным киллером, сыном уголовника.
        Удивляет присутствие в этом ряду президента и Майи Михайловны. Особенно второй. С развала СССР до своей недавней смерти жившей в Мюнхене, гражданки СССР- России, Германии, Литвы, Испании. С учетом фразы Данилы Багрова, что он «евреев не очень». То есть, она хоть и наша легенда, но с духовными скрепами у нее, надо полагать, не всё однозначно. И если про избрание в России нового президента она в Мюнхене могла что-то слышать, то вот про фильм «Брат» вряд ли…
        Любопытна и позиция «Комсомольской правды», ничуть не усомнившейся в положительности образа Данилы и возможности размещения его в этом ряду. Даже не так. Не важно, что думали по поводу гомогенности такого ряда криэйторы, сочинявшие рекламу, важно, они не усомнились, что для российского «коллективного бессознательного» Данила Багров- положительный герой.
        Балабанова уже не спросишь, сам он в интервью говорил, что никакой идеи в его фильмах нет, просто отражал действительность, какая она есть. И, если с войны, в случае «Брата» чеченской, а ранее афганской, приходят вот такие данилы багровы, то оно как есть, так и есть. То есть, Алексей Октябринович позиционирует себя, как среднеазиатский акын: «вижу степь, пою степь».
       У американцев тоже были ветераны вьетнамской войны. И в США признавали, что эти люди, вернувшиеся с войны- больны. Посттравматическим синдромом (Post-Traumatic Stress Disorder), который надо лечить. Назвали его вьетнамским синдромом. После и у нас появились термины афганский и чеченский синдром.
        «Синдром характеризуется тем, что в своем сознании человек по-прежнему живет в войне. Он не может спать - а если засыпает, она ему снится. Человек кричит, стонет во сне. А наяву ему постоянно кажется, что вот-вот рядом начнут взрываться гранаты. Во всех прохожих с темными волосами ему мерещатся боевики, которые его преследуют (здесь можно говорить даже о мании преследования).
        Некоторые не могут спокойно пройти по траве, потому что боятся «растяжек», напрягаются, когда навстречу идет темноволосый человек, боятся резких и громких звуков, низко летящего самолета. У людей появляется склонность к агрессии и пренебрежение собственной жизнью». Источник.
         Откуда вообще взялись фильмы «Брат» и «Брат-2»?
           ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Комментариев нет:

Отправить комментарий