среда, 6 апреля 2016 г.

Уборщица "Газпрома", как зеркало российской экономики



       «Министерство образования распорядилось не рассматривать школьные сочинения на тему «Кем я хочу быть» с профессией уборщица Газпрома »



        «Кто—нибудь знает, какой университет нужно заканчивать, чтобы потом устроиться уборщицей в "Газпром"?»



        «Объявление на дверях отдела кадров Газпрома: "Приёма на работу нет. Работа передаётся по наследству"»



        «Вчера уборщица Газпрома, протирая ноутбук генерального директора, заключила многомиллионный контракт на поставку вапроварт, апримррпортвапочфь ицшщехзнеиаьб»

(Фольклор)
        Некоторое время назад, помните?, Интернет слегка погудел по поводу кражи сумочки стоимостью по разным оценкам от трехсот тысяч до двух миллионов рублей у дамы, вышедшей на минутку из собственного Мицубиши Аутлендера. Как выяснилось, дама по профессии менеджер по чистоте, а в переводе с новояза- уборщица, ни где-нибудь, а в Газпроме. Где, как говорит фольклор, все должности передаются по наследству.
        Для тех, кто не знает, более половины акций ПАО Газпром принадлежат государству, а кто владеет самим государством, попробуйте догадаться с трех раз. Замечу также, что те, кто владеет оставшимися процентами акций компании, владеют ими опять же до той поры, до которой тот, кто владеет государством, ему это дозволяет. Потому как священное в цивилизованных странах (а именно поэтому они и цивилизованные) право частной собственности, в России вовсе не священно. Но я не про то…
        А про то, имеет ли возможности, соизмеримые с возможностями уборщицы Газпрома, аналогичная сотрудница любой частной, не принадлежащей государству компании.
        Вот только не надо, что это муж ей купил. Нормальный мужик с такими возможностями бабу уборщицей работать не отправит. Даже в Газпром.
        Ну? Возможны ли в компании, где платят частные деньги, а не государственные такие зарплаты? Да какой же идиот станет платить, если можно выйти на улицу и найти желающих, ну, не знаю, в Москве, наверное, тыщ на тридцать, в Питере и за двадцать уборщицами работают.
        И вот эта уборщица Газпрома олицетворяет собой экономическую систему, созданную в России где-то со второй половины нулевых.
         Если вспомнить, до появления в СССР частного бизнеса, такой уж существенной дифференциации зарплат не было. У уборщицы большого производственного объединения зарплата была рублей пятьдесят, у директора объединение или министра тыщи полторы. Ну, последние, конечно, могли более эффективно свои деньги отоваривать в спецраспределителях, уборщице еще побегать надо было за колбасой или сметаной. Это в Ленинграде, в глубинке таких товаров не было вообще, за ними на электричках в мегаполисы ездили.
           А потом с появлением в стране частного бизнеса резко начала расти и дифференциация доходов. Потому что советское государство умело зарабатывать деньги, только продавая за бугор нефть, а цена ее в сентябре 1985 года резко упала. Еще умело делать водку, обменивая оную на фантики с портретами вождя мирового пролетариата.
          Частник же мог и многое другое. Привезти из Турции и Китая шмотки, аудиокассеты, бытовую технику и продать это все населению, заработав при том неплохие бабки. Мы всегда готовы были отдавать свои фантики в обмен на хороший товар, только государственная плановая экономика предложить нам его не могла.
           Это ведь нормальное дело- купить в одном месте дешевле, в другом продать дороже. Так возникла средиземноморская цивилизация, из которой позже выросла европейская. Возникшее там мореплавание служило в первую очередь товарообмену между различными побережьями. Где-то всегда было то, чего не было у других, ну и...
          Зарплаты в частном секторе, когда он в Советском Союзе появился, значительно превосходили зарплаты в секторе государственном, на заводах, в КБ. Причем, не только у первых лиц. Продавщица в ларьке получала поболе, чем токарь на заводе или конструктор в КБ. Токарей и конструкторов в СССР было, как собак нерезаных, а хороших товаров не хватало. Ну,и…
          То есть, вполне естественно, устранение военно-фаллометрического перекоса советской эпохи привело к тому, что люди, работающие на удовлетворение потребностей других людей, стали зарабатывать больше тех, кто удовлетворял фаллометрические и параноидальные комплексы первых лиц государства. Тем более, казалось, в девяностые власть от этих комплексов стала избавляться.
          Народ увольнялся с ржавожелезоделательных заводов, шел торговать пивом и делать колбасу. В девяностом в Ленинграде было два мясоперерабатывающих предприятия, в девяносто восьмом в Санкт-Петербурге около двухсот. И это прекрасно!
          Многие с высшим техническим стали создавать фирмы, занимающиеся производством и торговлей оборудованием, необходимым, как для непосредственно для жизни людей, так и для производства товаров для людей. В частности, оборудования для пищевки.
           В конце девяностых в страну пошли иностранные инвестиции, открывались сборочные производства крупных западных фирм. Только в Питере и окрестностях пять автозаводов: Форд, Тойота, Ниссан, Хендай и Дженерал Моторс.
          Эти процессы происходили в условиях, когда цены на нефть были низкими и в самом начале их роста в первые годы нулевых.
          А потом начался рост цен на нефть и «ресурсное проклятие» вновь, как тридцатью годами ранее остановило экономические реформы Косыгина, так теперь оно резко затормозило начатые в девяностые реформы, а со второй половины нулевых повернуло их вспять Back in the USSR.
         Возрождаемая система была не вполне советской, правильнее ее назвать государственным корпоративизмом, наиболее ярким проявлением которого была Италия времен Муссолини. Почти все принадлежит государству, а государство принадлежит первому лицу этого государства.
         Ресурсный сектор, в условиях высоких цен на ресурсы, государство решило полностью подмять под себя, частный бизнес в России вроде как продолжил свое существование, но только каждый конкретный бизнес имеет право на существование, пока кому-то из облеченных властью лиц не захочется взять его себе. Примеров масса, тут и Юкос, и Евросеть, и Арбат Престиж, В Контакте, а уж на низовом уровне десятки тысяч.
          Молодежь уж не стремится, как в девяностые, создавать свои бизнесы. Тогда, четверть века назад, морально чистоплотные пассионарии пытались «замутить» бизнес, «морально гибкие» шли в бандиты. Сейчас первые пытаются, получив образование, свалить на Запад, вторые, те, что раньше шли в бандиты, теперь идут на службу государству. Ибо государство за счет огромных доходов от продажи ресурсов своим слугам стало хорошо платить.
          И. Повторюсь. Газпром- предприятие государственное. Вторая часть акций, которая номинально частная, на самом деле не то, чтобы частная, а просто пахан до поры до времени разрешил иметь эти акции в пользовании. Захочет- отберет. Как Башнефть у Евтушенкова.
           Отличие частного бизнеса от государственного простое. Частный живет на свои, государственный- на наши. Как говаривал Генри Форд: «…работодатель только распределяет деньги. Зарплату выдает клиент». В государственном секторе они выдают себе зарплату, взятую из нашего кармана.
           Сейчас, ясен перец, доходы от продажи ресурсов резко упали, но несколько лет назад они были огромными. При том ресурсы, вроде как, государственные, но пилить их дозволено только людям, включенным в государственную корпорацию, то есть допущенным до кормушки. Как той уборщице с сумочкой от Диор. Небось, уборщицей на колбасном заводе на Диор с Мицубиши она бы не заработала.
           Вы не слышали, что ТАМ У НИХ все свои? Что пресловутая Васильева двоюродная сестра Светланы Медведевой, не знали? Уборщица, имхо,- тоже чья-то родственница рангом пониже.
          Тока не надо, что при Ельцине было также. Березовский, Ходорковский, Гусинский и прочие никогда не занимались с «дедушкой» в волейбольной секции. Богатыми стали, благодаря собственному уму, энергии и хитрожопости. И смысл залоговых аукционов заключался в том, что они дали президенту денег, а уж потом…
          В отличие от разных ротенбергов-ковальчуков-тимченок, которые в девяностые и миллионерами-то с натяжкой были, а как только, то сразу превратились в миллиардеров.
          И не надо мне, что ротенберги знают, как мосты и газопроводы строить. Я тоже могу за три миллиарда мост из ниоткуда в никуда построить. Миллиард себе возьму, миллиард отдам лично в руки тому, кто мне государственные миллиарды отстегнул, а за миллиард финскую компанию найму. Делов-то…
          Система, однако… Характеризующая российскую экономику, которая начала создаваться где-то с середины нулевых. И чего дальше будет, когда цены на нефть рухнули, ничего другого полезного Россия производить за «тучное» десятилетие так и не научилась?
          Так что, будем становиться все беднее и беднее, пока не достигнем нищеты совка с одним сортом колбасы по два двадцать, которые жители глубинки будут покупать в мегаполисах и развозить электричками по своим зажопинскам и мухосранскам.
           Но это мы с вами. Которые не в Газпроме и не какой-либо другой госструктуре. У них уровень жизни, конечно, тоже снижаться будет. Но не так быстро, как у нас…
           Блин. В магазинах электроники, бытовой техники полки полупустые. Тоже с обоями, керамической плиткой. Только сегодня по магазинам ходил. В огромном торговом центре мужской туалет не работает несколько месяцев, никто не ремонтирует и не собирается. Множество торговых секций пустые и предлагаются в аренду. Не берут.
             Затокрыснам и роисся вперде, фаллометрия и паранойя на подъеме
          В тему:
          И ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?
            РОССИЯ. НЕИСПОЛЬЗОВАННЫЙ ШАНС

Комментариев нет:

Отправить комментарий